ДЖАЗ И ДРУГИЕ ВИДЫ ИСКУССТВА

      Число джазовых фильмов или фильмов, имеющих какое-то отношение к джазу, пока еще невелико, так как на протяжении всей истории настоящий джаз не привлекал к себе широкую аудиторию, для которой делаются фильмы и за счет которой существует киноиндустрия. Первым был фильм "Певец джаза" (1927 г.), после него были сняты "Монеты с неба" (1936 г.), "Серенада солнечной долины" (1941 г.),"Новый Орлеан" (1947 г.),"Пит Келли блюз" (1955 г.), "Сладкий запах успеха" (1957 г.), "Великий Сэчмо" (1957 г.), "Нет солнца в Венеции" (1957 г.), "Сен-Луи блюз" (1958 г.), "Я хочу жить" (1959 г.), "Анатомия убийства" (1959 г.), "Сапфир" (1959 г.) и "Джаз в летний день" (1960 г.), документальный фильм о джазовом фестивале в Нью-порте, а также многие пьесы, композиции и сцены, вставленные в коммерческие фильмы не без помощи любителей джаза, работающих в киноиндустрии. С другой стороны, в 50-е гг., как в кино, так и на телевидении Америки и Европы появилась тенденция сопровождать фильмы, посвященные преступлениям, сексу и "потерянному поколению", серьезными джазовыми партитурами. В музыкальном отношении наиболее успешными были французские фильмы, звуковые дорожки к которым записывали Майлс Дэвис и "Modern Jazz Quartet". Но по очевидным причинам сочетание джаза и игры Джеймса Дина или Марлона Брандо в Америке было более уместным, чем подобное сочетание в большинстве европейских фильмов, поскольку джаз в США был обычным языком, а не сленгом высшего класса и интеллектуалов, как, например, во Франции.

      Вероятно, наиболее тесное содружество джаза с другими формами кино наблюдается в коммерческом телевидении и мультипликационных фильмах. Кино - это единственное современное искусство, которое настолько же заполнено влиянием джаза, как и вся наша жизнь. По сравнению с предшествующими годами, 50-е гг. вообще были отмечены весьма заметным сближением джаза с киноисскуством.

      Остается еще балет - искусство, от которого можно ожидать определенного предрасположения к джазу, так как оно по самой своей природе представляет собой музыку в сочетании с движением. Однако классический балет основывается на твердо отобранном наборе движений, которые трудно совместить с негритянскими танцевальными приемами. Даже "Петрушка" Стравинского в исполнении группы гарлемских танцоров будет выглядеть столь же странно, как и квинтет Моцарта для кларнета, если он будет звучать в исполнении Сиднея Беше. Гарлемский "Петрушка" был бы просто интересным экспериментом и не более. Некоторые смелые балетные режиссеры используют джаз с переменным успехом. Но в целом джаз проявляет себя больше всего там, где он меньше связан с ортодоксальным искусством танца, а именно в кабаре, водевилях, музыкальных шоу и пантомимах. Подобно современным танцам в дансингах, танцы в современных американских шоу и мюзиклах немыслимы без джаза.

      Подводя итог, мы констатируем, что влияние джаза на другие виды искусства весьма мало. А если мы будем принимать во внимание только тех творческих артистов, которые росли и творили за пределами мира джаза и не имели с ним тесных связей, то это влияние вообще будет ничтожным. Другие виды экзотической музыки достигли более весомых результатов. Мировая культура насчитывает немало литературных и музыкальных произведений, созданных под влиянием испанской музыки: Готье, Мериме, Визе и т. д. Испанские традиции, аксессуары: кастаньеты, гребни, шали, костюмы вакеро, характерные жесты и движения танца фламенко - все это хорошо знакомо любому культурному человеку от Кардиффа до Владивостока из книг, картин, опер, балетов, кинофильмов и т. п. Не так обстоит дело с джазом, которому при всей его способности к распространению редко удается найти свою публику, если новообращенные не приходят к нему в молодые годы сами. Я знаю многих высокоинтеллектуальных мужчин и женщин, имеющих большой музыкальный опыт и чувствительность к музыке, которые болезненно реагируют на то, что других привлекает в джазе. Они совершенно не способны отличить друг от друга две джазовых пьесы, тогда как их современники, впервые услышавшие Хэндерсона или Армстронга в возрасте пятнадцати лет, не испытывают никаких затруднений в этом отношении. Вероятно, воспитание в духе ортодоксальных искусств вызывает у взрослых людей активную неспособность к восприятию джаза и неприязнь к нему. Хотя многие люди распространяют свою первоначальную привязанность и любовь к джазу на классическую музыку, обратная ситуация наблюдается значительно реже.

      Немузыкальные достижения джаза среди других видов искусства находятся, таким образом, всецело в руках людей, непосредственно причастных к джазу музыкантов, певцов и публики, выросшей вместе с джазом. Но, несмотря на это, культурное бесплодие джаза еще более удивительно. Подобно миру театральной сцены, цирка, классических музыкантов, мир джаза гораздо более замкнут и скрытен, даже эзотеричен - это мир мастеров-профессионалов и экспертов-критиков. Он замкнут потому, что на протяжении всей ранней истории джаза музыканты и поклонники находили удовлетворение исключительно в джазе, а всю оставшуюся энергию направляли на борьбу за признание джаза. Между истинными любителями джаза, джазфэнами, которые независимо от профессии защищали и пропагандировали настоящий джаз, и обычными потребителями джаза, для которых он был частью окружающей обстановки, как летний зонтик на морском курорте, всегда была и будет огромная дистанция. Как правило, те, кто создают произведения искусства, находятся как раз в этом промежуточном пространстве между джаз фэнами и потребителями, но в мире джаза оно почти пусто.

      С другой стороны, этот мир обладает уникальной способностью создавать "говорящих артистов". Джазовый музыкант обычно не рисует, не занимается скульптурой, не ставит фильмов, но он всегда говорит - он использует слова своего красочного разговорного языка. Джазовая проза включает обширное собрание "разговорной литературы", в основном автобиографической, из которой Шапиро и Хентофф в 1955 г. создали великолепный монтаж в виде книги "Послушай, что я тебе расскажу", название было заимствовано из одноименной записи Луи Армстронга. Такую прозу нелегко цитировать в отрывках, ибо она производит впечатление только в целом виде. Но иногда, например, в разговоре блюзовых певцов достигается исключительно живая, ироническая яркость рассказа или ритмического диалога, за которые хорошие драматурги могли бы многое отдать.


начало

джаз

продолжение