История Блюза

Оглавление

Записи в поле

Записи в поле сыграли важную роль в восприятии истоков и концепции блюзов. Огромное преимущество блюзов состояло в том, что их развитие совпало с развитием различных жанров популярной музыки, и нередко, благодар звуко-записывающим компаниям, распространение их осуществлялось в ущерб другим направлениям. Этот процесс в свою очередь оказывал влияние на формирование вкусов публики в 20-е годы и благодаря этому у многих деревенских блюзмэнов появилась возможность делать записи, что лишний раз подтверждает широкое распространение блюзов в сельской месности. Как бы то ни было, компании звукозаписи не только материально поддерживали, но и были заинтересованы во все большем количестве новых блюзов.

Неоспоримо влияние блюзовых записей на фолклорные традиции, что отчасти выразилось в "перехвате" фолклором форм и строф из классических номеров. Доступность записей по цене и большая доля владельцев фонографов, способствовали распространению блюзов. Невозможно переоценить и роль ряда талантливых исследователей и дальновидных музыкальных торговцев - Пола Брокмана из Атланты, Артура Лэйбли из Чикаго и Фрэнка Уокера из Нью-Йорка.

Записи в поле, возможно дают более точное представление о блюзах, по сравнению с коммерческими записями. К сожалению, от самых ранних "полевых" записей, сделанных перед перед Первой мировой войной Джоном А. Ломаксом и Говардом Одамом, не сохранилось ничего, кроме записанных нот. Восстановление большого количества записей, сделанных между 1924 и 1933 годами Лоуренсом Геллертом дает возможность предположить, что некоторые блюзовые формы существовали значительно раньше и что блюзы использовались для выражения протеста в гораздо более острой форме, нежели в коммерческих записях. Поскольку во многих записях Геллерта не уточнены дата и исполнитель, а порой и его географическая принадлежность, их ценность с музыковедческой точки зрения, сомнительна. И, тем не менее, - несколько слов о них.

Самые ранние записи были сделаны в Гринвиле, Южная Каролина; это были песни под аккомпанимент гитары в легком рэгтаймовом стиле. Много было и рабочих песен или, как их называл Блайнд Блэйк, - "негритянских песен протеста", например "Cap'n go't A Lueger" (Rounder 4004, 1933). Некоторые из его записей тяготели к коммерческим блюзам - "Standin' on the streets of Birmingham" (Rounder 4013, 1930) в основе которой лежала песня Блайнда Лемон Джефферсона "One Dime Blues" (Paramount 12578, 1927).

Когда в библиотеке Конгресса был открыт архив фолк-песен, его первый директор Ричард Гордон сделал немало "полевых" записей, в том числе в Дэриене, Джорджия. Многие из них были религиозными, хотя "Glory to God my son's come home" D. D. Purdy, в основе которой лежала легенда о блудном сыне, была скорее светской. В 1933 Джон А. Ломэкс и Алан Ломэкс стали записывать в южных штатах дл архива, часто устанавливая свои записывающие аппараты в исправительных учреждениях, в которых содержались в основном черные. Среди нескольких тысяч дисков, нарезанных Ломэксами и другими собирателями фолклора для Конгреса США, было много блюзов, хотя они и не преобладали.

Основной фонд, самую выдающуюся коллекцию, базировавшуюся на одном источнике, записал исполнитель, известный как Huddie Ledbetter 'Leadbelly' (род. Морнингспорт, Луизиана, 21.01.1885; ум. Нью-Йорк, 6.12.1949). В 15 лет Ледбеттер был хорошо известным музыкантом в Луизиане. Он выучился играть на 12-струнной гитаре и пел на улицах и в барах Далласа. В 1918 он был заключен в тюрьму штата Техас по обвинению в убийстве, и хотя в 1925 и получил отсрочку приведения в исполнение смертного приговора, в 1930 снова попал в тюрьму - на этот раз штата Луизиана - по аналогичному обвинению.

Именно там его и записал Джон А. Ломэкс. Он же способствовал освобождению певца под честное слово. Записи Ледбеттера для Библиотеки Конгресса отличаются разнообразием материала; среди них была прекрасная версия Джонсоновской "Match Box Blues", в которой исполнитель играл ножом поперек струн, и запоминающаяся "If it wasn't for Dicky". Он сделал и несколько коммерческих записей, среди которых выделялись мощный holler погонщика мулов "Honey I'm all out and down" (Melotone 3327, 1935) и баллада "Becky Deem, she was a gamblin' gal" (ARC 6-04- 55, 1935), и хотя они исполнялись страстно, успехом так и не пользовались. В Нью-Йорке этот самозванный король игры на 12-и струнной гитаре, пользовалс популярностью благодаря номеру "Good Morning Blues" (Bluebird 8791, 1940) и был тепло принят историками джаза, которые считали его последним блюзовым певцом. Широкая звукозаписывающая кампания, организованная Библиотекой Конгресса, и мелкие фолк-фирмы гарантировали компетентную документацию, касавшуюся самых известных исполнителей.

Типичным по мощи голоса и великолепному ритмическому сопровождению были "On a Monday" (Asch 343-3, 1943) Сонни Терри (Sonny Terry) и ранняя версия его же известной песни "Good night Irene" (Asch 343-2, 1943). Отдавая дань традиционным и рабочим песням в работе 'Last Session', он спел волнующую "I ain't goin' down to the well no more" (Folkways 241, 1948). Среди многих прочих песен "Rock island Line" (Playboy 119, 1949), записанная незадолго до его смерти, стала гимном последователей стил "скиффл".

В 1934 братья Ломэкс записали техасского исполнителя Пита Харриса (Pete Harris), который в записи своей песни "Blind Lemon Song"(Flyright (E) SDM265) использовал гитару со "слайдом". Через год в Белль Глейд, Флорида, был записан "Alabama Blues" (Flyright (E) SDM258), исполнявшийся неистовым кантри-составом возглавляемым игравшим на гармонике Букером Т. Сэппсом (Booker T. Sapps). Джимми Строзерс (Jimmy Strothers) - певец-ветеран и обитатель приюта Стейт фарм в Вирджинии, записал "Goin to Richmond" (Flyright (E) LP 259, 1934). Габриель Браун, живший в "чернокожем" поселении Итонвилле, Флорида, и считавшийся Ломэксами гитаристом, по технике не уступавшим Ледбелли, записал "Education Blues" (Flyright (E) SDM 257, 1936). Через пять лет после этого он приехал в Нью-Йорк, где сделал несколько коммерческих записей. В Детройте Ломэксы познакомились с Кэлвином Фрэзиером (Calvin Frazier) - певцом, который позже сделал немало коммерческих записей. Не менее интересным оказался его компаньон Сэмпсон Питтмэн со своей версией "Boll Weevil Ballad" под названием "Cotton Farmer Blues" (Flyright (E) LP 542, 1938). Оба они приехали в Детройт из Миссиссипи, куда Ломэксы только собирались отправиться. Еще раньше гитарист Смит Кейси (Smith Casey), находившийся в Клеменс Стейт Фарм, Техас, записал великолепную версию местной баллады "Shorty George" (L of C. AAFS 17, 1938). Некоторым исполнителям, которые записывались на "полевые аппараты" довелось прежде поработать и на коммерческой основе: Bukka White, записывавшийся в исправительной колонии Парчмана в Миссисипи; Oscar 'Buddy' Woods в Шривпорте и Blind Willie McTell в Атланте, в коллекции пластинок которых вошли несколько интервью, блюзовые баллады и рэгтаймовые номера, к примеру, - "Kill it Kid Rag" (Melodeon 7323, 1940).

Сэйшены, достойные внимания, организовывались в Государственном колледже Форт Вэлли, Джорджия; это было уникальным как для самих черных колледжей, так и для признания блюза и другой деревенской музыки, а также являлось толчком к проведению ежегодных фестивалей в 40-x годах. В число самых значительных номеров вошел "Fort Valley Blues" (Flyright (E) SDM 250, 1943) в исполнении группы Блайнд Билли Смита из Джорджии, что подтверждает тот факт, что в то время деревенские струнные оркестры по-прежнему приглашались дл музыкального сопровождения на городские танцевальные площадки.

В Миссисипи собиратели записей нашли Шона Хауса и Вилли Брауна, которые не только вместе записали "Government Fleet Blues" с подыгрывавшим им Fiddlin' Joe Martin'ом, но также исполнили мощные сольные номера - "Deport Blues" Хауса и "Mississippi Blues" Брауна. История распорядилась так, что самым выдающимся открытием кампании 'полевых' записей стал Мадди Уотерс, чьему "Rambling Kid Blues" (testament 2210, 1942) аккомпанировала примитивна кантри-группа Son Simms Four.

К середине 40-x кампания по сбору записей дл Архива народной песни практически завершилась. В исправительных учреждениях, церквях, частных домах - повсюду были записаны тысячи различных народных песен практически всех направлений. Все это составило бесценный документ, дающий представление о традициях черных. К сожалению, практически все это бесценное наследие остаетс неизданным - и, в большинстве, невозможным дл издания в силу ряда причин.