Оперетта

Черты национальной оперетты

В нашей стране около тридцати театров оперетты, и каждый из них в чем-то индивидуален, в чем-то неповторим. Почерк ленинградского театра не спутаешь с тем, что определяет творческое лицо ярко самобытного одесского коллектива, непохожи друг на друга московский, ивановский, омский, иркутский театры. Своеобразие коллектива - это его репертуарные склонности, это позиции режиссеров, это актеры, их творческие индивидуальности. Советская оперетта - искусство многонациональное, почти в каждой из союзных республик развивается самобытное национальное искусство, создаются свои произведения, отражающие историю данного народа, его быт, его современность с ее созидательным размахом, зреют, формируются композиторские силы, определяет свое лицо национальная драматургия. Об оперетте, сформировавшейся на украинской сцене, много говорилось выше («Свадьба в Малиновке», оперетты О. Сандлера и др.).

Около сорока лет существует в Тбилиси Грузинский театр музыкальной комедии имени Васо Абашидзе. Огромный вклад вносят в его творчество грузинские композиторы Г. Торадзе, Д. Тактакишвили, Ш. Милорава, Г. Цабадзе, С. Цинцадзе, Ш. Джошуа и другие. Это современно мыслящие художники, не ограничивающие свое творчество этнографизмом. Их музыка - это сегодняшняя музыка в самом широком смысле слова, вбирающая в себя и фольклорную основу с ее традиционным, чудодейственным вокальным грузинским полифонизмом, и широту обобщений советской оперетты, ее учащенный пульс, ее чувство времени. Анализируя национальное своеобразие Тбилисского театра музыкальной комедии, видишь, что это «свое», самобытное несет в себе не только прошлое, традиционное, но и новое, настоящее, сегодняшнее, что роднит, сближает культуру грузинскую с русской, советской, общечеловеческой культурой. И это при том, что грузинская оперетта тяготеет к старинной форме поэтического осмысления жизни, что фольклор для нее - художественная необходимость. В грузинских сказаниях есть такой персонаж «Заладуф», который в золе, как на песке, строит различные воздушные замки. Таков и герой Кварквале в пьесе с одноименным названием, поставленной на сцене Тбилисского театра музыкальной комедии режиссером театра Т. Абашидзе. Пьеса написана в 1928 году Поликарпе Кокабадзе, и с тех пор образ Кварквале стал классическим образом грузинской сцены. В свое время пьеса была поставлена К. Марджановым, после чего обошла все грузинские театры. В наши дни два театра одновременно вышли с этой классической грузинской пьесой: Драматический театр им. Руставели и Театр музыкальной комедии. Нет смысла говорить о том, какой из этих спектаклей лучше: они поставлены разными художественными средствами,- нам, естественно, сейчас интересен музыкальный «Кварквале» (музыка композитора Н. Гатуния). Спектакль в какой-то мере испытал на себе влияние брехтовского театра, действие обрамлено «зонгами», песнями, обобщающими события и характеры, звучащими с просцениума. Этот ход привносит особую динамику в действие, он ведет к активному осмыслению происходящего на сцене, к точному пониманию философии пьесы. Ничтожный, ленивый, проводящий жизнь в «приятном ничегонеделании» человек поднят исторической волной на гребень событий. Действие происходит весной 1917 года. Кварквале становится революционным оратором при Временном правительстве, ходит во френче а-ля Керенский - он кумир и «душка». События меняются, а с ними меняет обличье и Кварквале. Он вертится, приспосабливается, пытается проникнуть в среду большевиков, учится произносить «большевистские» речи. Пьеса о демагоге и приспособленце Кварквале носит широкий, обобщенный характер политического памфлета, и вместе с тем в спектакле есть та живость, веселость, та бравурная музыкальность, которые непосредственно сближают его с жанром оперетты. Образ Кварквале - большая удача артиста Ю. Васадзе, играющего эту роль сочно, непринужденно, но и не без сатирической «соли».

Дух патриархальной, верной заветам Грузии морали, утверждение ее живой связи с этическими законами сегодняшнего дня,- такова идейная основа музыкальной комедии «Семь братьев Гурджанцев» (музыка В. Азарашвили, пьеса М. Тархнишвили). Источником этого народного спектакля, идущего в наши дни на сцене тбилисского театра, стала народная песня о том, как семь братьев пошли на охоту и все подряд потерпели фиаско, а старый дед не промахнулся и убил кабана. На этой чисто фольклорной основе написана новая пьеса. У старика Беро семь сыновей погибли на фронте. Для них держал отец семь кувшинов вина и теперь дал клятву распить его с внуками. Но внуки принесли с собой новое представление о жизни, они хотят строить на месте старого дома их деда новый, современный. Все это в какой-то мере символично, хотя быт выписан в пьесе очень сочно, очень достоверно. Семейный конфликт в конце концов улажен - молодежь строит свои дома рядом с родительским, жизнь как бы не отрывается от традиций, от родных корней. Пьесу нельзя назвать драматургически совершенной, но спектакль оставляет сильное впечатление благодаря насыщенной, полнозвучной игре актеров, а главное, пению (прекрасный певец Т. Хелашвили), удивительным мужским грузинским хорам, а также народным танцам (постановка А. Багратиони и И. Панкрат). И еще один спектакль, заслуживающий внимания,- «Свадьба Курки» (музыка знакомого нам по опереттам «Мой безумный брат» и «Мелодия снежных гор» Г. Цабадзе, пьеса М. Тархишвили). Это пьеса о бедном сапожнике Курка и его романтической любви к девушке из «богатого дома». Наивные, красочные, выразительные фигуры спектакля напоминают о самобытно-живописном стиле знаменитого грузинского художника Пиросмани. Незауряден образ Курки у талантливого артиста Б. Бегалишвили - трогательный сплав робости и отваги, доверчивости, чистоты, цельности. Поднимаясь над жанровостью пьесы, этот поэтичный образ служит большой мысли о красоте и духовном богатстве истинно-народного характера. Колоритны в спектакле танцы - танец-соло в костюме кинто, массовый танец кинто. Старый Тифлис, его атмосфера, его краски, его аромат переданы и в талантливой музыке Г. Цабадзе, в частности в великолепной арии-песне Курки, поддержанной мужским ансамблем.

Глубокие традиции лежат в основе творческой жизни Ереванского театра музыкальной комедии, традиции армянской комедии нравов, обретающей новые черты в творчестве современных армянских композиторов и драматургов.

Ереванский театр музыкальной комедии имени А. Пароняна чаще всего обращается к проблемам, связанным со сферой нравственно-этических отношений в общественной и семейной жизни наших современников. Написанные за последние годы музыкальные комедии и оперетты армянских композиторов и драматургов в основном обращены к утверждению человека труда, к теме дружбы между народами Советского Союза, к образам чистой, умеющей любить и дружить молодежи. В музыкальных комедиях заметно тяготение и к сатире, к осмеянию и пародированию мещанства, духовной скудости всяческих лоботрясов, угодничающих перед «модой», мелких хищников, взяточников.

В пьесе «Любовь под звездами» (авторы А. Айвазян и драматург Э. Крикорян) рассказывается о молодых физиках, талантливых и трудолюбивых, в среду которых затесался пройдоха Оник. Он печатает под своим именем чужие статьи, втирается в доверие достойных людей и, в конце концов, разоблачен.

Интересна пьеса «Кум Моргана», рассказывающая о судьбе армян, покинувших Родину после Великой Октябрьской революции. Действие происходит в Париже, перед зрителем проходят картины жизни армянской колонии на чужбине, их бедствия, их личные трагедии. Произведение это нельзя назвать в полном смысле слова музыкальной комедией. Пьеса написана драматургом А. Ширванзаде и сопровождается музыкой К. Аразова. И все же значение этого спектакля для ереванского театра весьма важно, он идет при переполненном зале, вызывая живую, заинтересованную его реакцию. Волнует тема Родины, тема верности своей земле, своему народу.

Внимание зрителя привлек и спектакль «Иностранный жених» (1972, пьеса А. Папаяна, музыка М. Вартараряна). В легкой, непринужденной, ярко комедийной форме пьеса заставляет о многом задуматься. Современная мещанка Попроне во что бы то ни стало хочет «пристроить» свою дочь за иностранца. Мечта о «красивой жизни» терпит полный крах, Попроне не находит ни одного союзника среди окружающих и остается в грустном одиночестве. Развязка эта подсказана самой жизнью, в этой достоверности ситуаций и характеров пьесы, ее живости и умной ироничности - залог ее успеха.

Большой популярностью пользуется музыкальная комедия в Азербайджане, здесь это один из самых любимых видов искусства. Традиции его восходят к национальной азербайджанской оперетте, основы которой были заложены выдающимся композитором-классиком Узеиром Гаджибековым в его прославленном «Аршин мал алане», произведении, трижды экранизированном, удостоенном Государственной премии, завоевавшем популярность у миллионов зрителей. Художнические принципы Гаджибекова живут и в творчестве современных композиторов Азербайджана Рауфа Гаджиева, Тофика Кулиева, Азера Рзаева, Сулеймана Алескерова. Но если для почерка Алескерова в основном характерно традиционно-фольклорное и самобытное, то Рауф Гаджиев, чьи оперетты «Ромео, мой сосед», «Куба - любовь моя» и «Кавказская племянница» стали достоянием театров всей страны, ищет новые формы музыкальной выразительности, новый язык оркестровой инструментовки и новые современные интонации.

На прочные реалистические позиции стали театры Прибалтийских республик, обновляющие в лучших произведениях своих композиторов и драматургов приемы и язык оперетты.

Одним из первых опытов латвийской опереточной сцены была оперетта популярного песенника, композитора яркой народной формы Арвида Жилинского «В краю голубых озер» (драматург Элина Залйте). Впервые эта оперетта была поставлена русской труппой Рижского театра музыкальной комедии в 1954 году.

Через пятнадцать лет, в 1969 году, к ней обратилась латышская труппа этого же театра. Идеи интернационализма выражены и в ее сюжете и характере музыки с ее колоритными песнями и танцами. Латыши, литовцы, белорусы совместно строят электростанцию - этот драматургический ход дал возможность показать то новое, что вошло в жизнь братских республик с приходом Советской власти, преображение человека, становление нового его мироощущения.

В шагнувшей за пределы республики оперетте A. Жилинского «Парни янтарного берега» (по пьесе B. Виганте, 1941) речь идет об отважных сыновьях моря, героях-рыбаках, о новом их сознании, о незамутненности их внутреннего мира. Герой пьесы Арнис, первый парень в поселке, лучший рыбак, баловень и забияка не сразу находит себя, свой путь, свои жизненные позиции. Эту роль удивительно «узнаваемо» и психологически тонко играл в рижском спектакле артист Крейслинш (постановка А. Яунушана). В пьесе много сочных жанровых зарисовок, сатирической остротой отличаются образы мещанок Мице и Керсту, написанные и сыгранные с меткой наблюдательностью. Позже оперетта «Парни янтарного берега» была поставлена на свердловской сцене режиссером рижского театра В. Пуце. Это был подлинный обмен творческими силами между братскими республиками, давший хорошие результаты: спектакль был показан на гастролях свердловского театра в Москве.

Шумным успехом сопровождался показ в столице театром «Ванемуйне» эстонской оперетты «Румму Юри» (музыка Эдгара Арро и Лео Нормета, пьеса Хужо Люмета и Альфреда Меринга). Содержание ее связано с историей Эстонии, с 80-ми годами прошлого столетия, выдвинувшими легендарную фигуру юноши-батрака Румму Юри в качестве главаря крестьянского восстания.

Театр небольшого эстонского городка Тарту «Ванемуйне» называют «синтетическим». Очевидно, потому, что так разнолика его афиша - от Шекспира до оперетты. Каарел Ирд, главный режиссер этого непохожего ни на какой другой театр, любит ставить музыкальные спектакли-гибриды, такие, как «Портной Ыхк» или «Мужские песни». Жанр музыкального спектакля у него видоизменяется, вибрирует, принимает особые очертания. Трудно сказать с полной определенностью, по какому жанровому ведомству числить эти спектакли, в любом случае театру «Ванемуйне» дано право «сочинять» свои жанры, близкие оперетте, музыкальной комедии. «Портной Ыхк» - пьеса классика эстонской литературы Аугуста Китсберга - шла некогда без музыки. И вот родился ее музыкальный вариант (музыка Эдуарда Оя). И при том, что трудно говорить о самостоятельной художественной значимости этой музыки, именно она несет с собой традиции музыкального народного спектакля, связанного с современным, чуть пародированным, гротескным зрелищем. Наивная простота образа самого портного Ыхка, бытовые фигуры великолепно уживаются в спектакле с комментаторами действия, болельщиками за судьбу своего товарища - смешными, веселыми портными, похожими на персонажей Бидструпа. В этой народной бытовой комедии с танцами и пением театр с азартом высказывается на темы нравственности. Случайный выигрыш, неожиданно свалившееся богатство несовместимо с душевной чистотой бедняка Ыхка, оно ему, по существу, не нужно. Он умеет быть счастливым другим, этот рыцарь и поэт иголки и утюга, этот человек из народа. В «Мужских песнях» Вельо Тормиса нравственная проблематика решается коллективным образом «парней из нашего села» с их душевным здоровьем.

Что происходит в пьесе? Собрались на завалинке мужики и веселятся, поют, пляшут, дурачатся. А за всем этим - все краски жизни, мудрость и наивность, чистота и хитроватый здравый смысл, застенчивый лиризм и соленый мужской юмор. Параллельно с такого рода «гибридами» (музыкальная комедия, ревю, эстрада) в Тарту идет непрерывная работа по созданию своих собственно опереточных спектаклей. Талантливый режиссер Эпп Кайду нашла в свое время интересное решение оперетты Бориса Кырвера «Только мечта». Одна из более поздних ее постановок «Тысяча метров любви» была показана на гастролях в Ленинграде, где прошла с большим успехом.